Судебный юрист Тимохин Алексей

№308. Обжалование действий руководителя следственного отдела по передаче заявления о преступлении в отдел полиции

308. Обжалование действий руководителя следственного отдела по передаче заявления о преступлении в полицию

В интересах ООО «К.» я обратился в Светлогорский межрайонный следственный отдел Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Калининградской области с заявлением о решении вопроса о привлечении к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации, оперуполномоченного ОМВД России по Зеленоградскому району Валиева В.Р.

В заявлении указал, что для проведения проверки в отношении лиц, принимавших участие в совершении хищений имущества ООО «К.» группой лиц по предварительному сговору – К., Б., Б., а также лиц, принимавших участие коммерческом подкупе, с целью хищения и присвоения чужого имущества, в ОМВД России по Зеленоградскому району зарегистрированы заявления, направленные коммерческим директором ООО «К.» К.И.А. в УЭБ и ПК УМВД по Калининградской области.

По данным заявлениям должностными лицами ОМВД России по Зеленоградскому району проводится проверка сообщения о преступлении.

Постановлением оперуполномоченного ОУР МВД России по Зеленоградскому району Валиева В.Р. от 20 октября 2019 года отказано в возбуждении уголовного дела в отношении К.В.А. по ст. 160 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Из заявления ООО «К.» и материалов проверки следует, что у ООО «К.» были похищены (присвоены) документы, техника и дизельное топливо. Возбудить уголовное дело по данным фактам ООО «К.» просит в отношении К.В.А., Х.С.М., П.Т.И., М.А.В., Б.Е.А., Б.Р.К. а также иных лиц, причастных к преступлению.

Вместе с тем, в ходе проведения проверки не опрошены по изложенным в заявлениях о преступлении обстоятельствах Х.С.М., М.А.В., Б.Е.А., Б.Р.К., П.Т.А. и другие лица, указанные ООО «К.» в заявлениях о возбуждении уголовных дел. Каких-либо мер для получения объяснений от указанных лиц не принималось.

Опрос К.В.А. является поверхностным, ему не были поставлены, в частности, такие вопросы, как о дате вывозе техники за пределы строительной площадки для дальнейшего ремонта и использования в ООО «У.», о том, кто конкретно из представителей ООО «Д.» давал ему указание о вывозе техники, о видах техники и ее государственных номерах, о способе её перемещения, о наличии разрешения на вывоз с режимного объекта Министерства обороны РФ, о лицах, участвовавших помимо К.В.А. в вывозе техники. То есть не выясняются обстоятельства дела, которые позволили бы установить наличие оснований для возбуждения уголовного дела.

Также при проведении проверки не учтено, что учредителем и руководителем ООО «У.» является К.В.А., что может свидетельствовать как раз о преступном сговоре между руководителями ООО «Д.», ООО «Т.» и ООО «Г.» и К.В.А.

Опрос П.Т.И. по телефону не может являться надлежащим процессуальным действием.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 12 марта 2019 года, по смыслу правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела должно основываться на достоверных сведениях, которые могут быть проверены в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке, – иное свидетельствовало бы о произвольности выводов должностного лица относительно вероятного события преступления и об ограничении возможности заинтересованных лиц оспорить это процессуальное решение прокурору, руководителю следственного органа или в суд (статьи 124 и 125, часть пятая статьи 148 данного Кодекса).

Вместе с тем, содержание телефонного разговора между оперуполномоченным и П.Т.И. не может быть проверено ни представителями ООО «К.», ни прокурором, ни судом.

Не дана правовая оценка представленным ООО «К.» все бухгалтерским документам, подтверждающим стабильное снабжение техники необходимыми запчастями, расходными материалами, а также ГСМ, которые опровергают доводы К.В.А. о том, что техника не обслуживалась в полном объеме.

Не опрошен руководитель и представители ООО «Д.», дававшие указание К.В.А. вывези технику за пределы строительной площадки.

Не выяснены обстоятельства, при которых трудоустроенные в ООО «К.» машинисты спецтехники заполняли рапорта строительной машины (форма ЭСМ-3) на ООО «У.». Кто передавал машинистам рапорта, где подрядчиком работ было указано ООО «У.», кому передавались после оформления, в какие даты, сколько машино-часов отработано и на какую технику производилось оформление. Кто являлся Заказчиком производства работ (оказания услуг), на каком основании оказывались услуги.

Не организована выездная проверка в пос. Взморье на Приморскую ТЭС, для определения нахождения, а также количества техники на объекте. Наличие похищенного планировочного ковша, приобретённого коммерческим директором ООО «К.» за наличные средства, в сумме 95 000 (девяносто пять тысяч) рублей.

Кроме того, постановление от 20 октября 2019 года об отказе в возбуждении уголовного дела имеет точно такое же содержание, что и предыдущие постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенные по данному материалу проверки. Что свидетельствует о том, что сотрудниками не проводилась дополнительная проверка и не выполнялись указания прокурора.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в упомянутом выше определении, дополнительная проверка сообщения о преступлении предполагает проведение следственных и иных процессуальных действий, направленных на собирание доказательств и установление обстоятельств события, в связи с которым поступило это сообщение, позволяющих дать ему обоснованную и квалифицированную оценку на предмет наличия или отсутствия признаков преступления, что необходимо для решения вопроса о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела, как это следует из статей 21, 140, 146 и 148 УПК Российской Федерации.

Иное свидетельствовало бы о прямом и умышленном нарушении требований уголовно-процессуального закона, о злоупотреблении должностными полномочиями, о неисполнении или ненадлежащем исполнении должностными лицами своих процессуальных обязанностей, о недобросовестном или небрежном их отношении к службе, а значит, о причинении вреда интересам правосудия, правам потерпевшего, гарантируемым статьями 45 (часть 1), 46 (часть 1), 52 и 53 Конституции Российской Федерации и охраняемым, кроме прочего, нормами уголовного закона, в частности статьями 285, 286, 293 и 316 УК Российской Федерации.

Поскольку сотрудниками ОМВД по Зеленоградскому району дополнительная проверка не проводится, это свидетельствует, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, о прямом и умышленном нарушении требований уголовно-процессуального закона, о злоупотреблении должностными полномочиями, о неисполнении оперуполномоченным Валиевым В.Р. своих процессуальных обязанностей, о его недобросовестном и небрежном отношении к службе и о причинении вреда интересам правосудия и правам ООО «КСК».

Хотя выбор способа устранения допущенных нарушений и относится к компетенции должностных лиц органов предварительного следствия (пункт 3 части второй статьи 38 и пункт 3 части первой статьи 39 УПК Российской Федерации), они не должны повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же материалы проверки сообщения о преступлении. После устранения выявленных нарушений им надлежит вновь оценить как фактическую, так и правовую сторону дела и принять новое процессуальное решение, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Иное свидетельствует о невыполнении или ненадлежащем выполнении органами уголовного преследования своей процессуальной обязанности по проверке сообщения о преступлении, ведет к утрате следов преступления, к снижению эффективности или даже к невозможности проведения следственных действий по собиранию доказательств, лишает заинтересованных лиц, которым запрещенным уголовным законом деянием причинен физический, имущественный или моральный вред, не только права на судопроизводство в разумный срок, но и права на эффективную судебную защиту.

Таким образом, сам по себе факт непроведения дополнительной проверки сообщения о преступлении свидетельствует о злоупотреблении оперуполномоченным Валиевым В.Р.

Справедливо отметить, что решение в отношении Х.С.М., П.Т.И., М.А.В., Б.Е.А., Б.Р.К. вообще не приняты, в то время как представитель ООО «К.» просил возбудить уголовное дело и в отношении них. Следовательно, проверка в отношении указанных лиц вообще не проводилась.

Данные обстоятельства также свидетельствует о незаконности и необоснованности действий (бездействия) Валиева В.Р. и злоупотреблении им своими должностными полномочиями.

Кроме того, в соответствии с ч. 4 ст. 148 УПК РФ копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное постановление и порядок обжалования.

Вместе с тем, из сопроводительного письма ОМВД России по Зеленоградскому району следует, что копия постановления о отказе в возбуждении уголовного дела от 20 октября 2019 года направлено представителю ООО «К.» К.И.А. только 10 декабря 2019 года, а согласно конверту, на почту оно поступило только 14 декабря 2019 года, то есть спустя 44 (!) суток, после его вынесения.

Такое нарушение сроков направления копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела представителя потерпевшего является существенным нарушением не только его прав, но и интересов правосудия, и свидетельствует о злоупотреблении Валиевым В.Р. должностными полномочиями.

Таким образом, с учетом правовой позиции Конституционного Суда, изложенной выше, в действиях (бездействии) оперуполномоченного ОУР МВД России по Зеленоградскому району Валиева В.Р. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Письмом от 27 января 2020 года и.о. руководителя следственного отдела подполковника юстиции К.Ю.Ревенко я был уведомлен о том, что в соответствии с п. 3 ст. 8 ФЗ № 59-ФЗ от 21.04.2006 «О порядке рассмотрения граждан Российской Федерации» мое заявление о несогласии с действиями сотрудников ОМВД России по Зеленоградскому району при проведении процессуальной проверки в отношении К.В.А. направлено в ОМВД России по Зеленоградскому району.

Не согласившись с такими действиями и.о. руководителя следственного отдела подполковника юстиции К.Ю.Ревенко, я обжаловал их прокурору Зеленоградского района Калининградской области.

В жалобе указал, что из содержания моего заявления следует, что я не просто выражал несогласие с действиями сотрудников ОМВД России по Зеленоградскому району, а указывал на конкретные нарушения закона оперуполномоченным Валиевым В.Р., допущенные при проведении проверки сообщения о преступлении, на злоупотребление им должностными полномочиями, и просил привлечь его у уголовной ответственности по ст. 285 УК РФ.

Таким образом, мной было подано заявление о преступлении (ст. 141 УПК РФ).

Согласно п. «а» ч. 2 ст. 151 УПК РФ следствие о преступлении, предусмотренном ст. 285 УК РФ, производится следователями Следственного комитета Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном настоящим Кодексом, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

В соответствии с ч. 1 ст. 144 По результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 настоящего Кодекса;

2) об отказе в возбуждении уголовного дела;

3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса, а по уголовным делам частного обвинения – в суд в соответствии с частью второй статьи 20 настоящего Кодекса.

В нарушение указанных выше норм закона, руководитель следственного органа передал заявление о преступлении, подследственное следственному органу, которое он возглавляет, в отдел МВД России по Зеленоградскому району. При этом, начальник следственного органа руководствовался не положениями УПК РФ, а ФЗ «Об обращениях граждан», который регулирует порядок рассмотрения обращений граждан, не связанных с решением вопроса о привлечении к уголовной ответственности.

УПК РФ является специальным законом, и мое «обращение» должно было быть рассмотрено в порядке, установленном УПК РФ, и по результатам его рассмотрения должно было быть принято решение, предусмотренное УПК РФ, а не ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан».

Таким образом, и.о. «начальника» Следственного отдела допущено существенное нарушение как указанных выше норм уголовно-процессуального закона, так и положений ФЗ «О порядке рассмотрения прав граждан», что является недопустимым, так как нарушает право ООО «КСК» на доступ к правосудию.

Просил признать незаконными действия (бездействия) и.о. начальника Светлогорского межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Калининградской области, выразившиеся в направлении моего заявления от 17 января 2020 года о решении вопроса о привлечении к уголовно ответственности оперуполномоченного ОУР МВД России по Зеленоградскому району Валиева В.Р., предусмотренной ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Жалобы была рассмотрена прокуратурой Зеленоградского района Калининградской области.

Проведенной проверкой установлено, что 21.01.2020 в Светлогорский МСО поступило мое заявление о привлечении к уголовной ответственности ОУР ОМВД России по Зеленоградскому району Валиева В.Р.

27.01.2020 заявление необоснованно направлено в ОМВД России по Зеленоградскому району для рассмотрения. Сотрудниками Светлогорского МСО оценка доводам заявителя, изложенным в заявлении, не давалась.

В связи с тем, что заявление необоснованно направлено в ОМВД России по Зеленоградскому району, 30.03.2020 прокурором района в адрес руководителя Светлогорского МСО СУ СК России по Калининградской области направлен материал проверки по моему заявлению и требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных при рассмотрении материала доследственной проверки.