№297. Отказ в восстановлении в родительских правах и передаче ребенка на воспитание матери

№296. Отказ в восстановлении в родительских правах и передаче ребенка на воспитание матери

Истица Ш.Е.Л. обратилась в Мотовилихинский районный суд г. Перми с иском к моему доверителю Т.С.А. о восстановлении в родительских правах в отношении несовершеннолетней дочери Ш.А.А., 14 сентября 2017 года рождения, мотивируя тем, что она изменила свой образ жизни и отношение к ребенку.

В судебное заседание истица не явилась, о дне слушания дела извещена, что подтверждается уведомлением о вручении ей почтового отправления.

Ответчик Т.С.А. исковые требования не признала, пояснив следующее. За время нахождения у нее под опекой Ш.А.А., ее мать ребенком не интересовалась, не приезжала, не звонила, подарков не делала, материальной помощи не оказывала.

Представитель ответчика Тимохин А.И. представил отзыв на иск, который сводится к следующему. Ш.Е.Л. не представлено доказательств, объективно свидетельствующих о том, что ее образ жизни и отношение к воспитанию дочери изменились настолько, что никаких опасностей и угроз жизни и здоровью девочки больше не будет, а истица в состоянии надлежащим образом воспитывать и содержать ребенка, надлежащим образом обеспечивать и защищать ее законные права ли интересы. В частности, истицей не представлено доказательств тому, что она после лишения ее родительских прав уплачивала взысканные с нее алименты на содержание дочери. Не представлено доказательств тому, что она принимала меры к общению с ребенком, интересовалась ее жизнью и здоровьем, а также доказательств, что она полностью излечилась от алкогольной зависимости.

Представитель органа опеки и попечительства считал необходимым отказать истице в восстановлении в родительских правах в отношении несовершеннолетней дочери Ш.А.А.

Суд, выслушав стороны, свидетелей, заключение органа опеки и попечительства, прокурора, исследовав материалы дела, пришел к выводу, что заявленные требования удовлетворению не подлежат.

В соответствии со ст.72 ч.1,4 Семейного кодекса РФ родители (один из них) могут быть восстановлены в родительских правах в случаях, когда они изменили поведение, образ жизни и (или) отношение к воспитанию ребенка.

Суд вправе с учетом мнения ребенка отказать в удовлетворении иска родителей (одного из них) о восстановлении в родительских правах, если восстановление в родительских правах противоречит интересам ребенка.

Восстановление в родительских правах в отношении ребенка, достигшего возраста десяти лет, возможно только с его согласия.

В соответствии с п.п. 23, 24, 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 ноября 2017 № 44 «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав» отмена ограничения родительских прав или восстановление в родительских правах производится судом по иску родителей (одного из них), ограниченных в родительских правах или лишенных родительских прав (пункт i статьи 76, пункт 2 статьи 72 СК РФ).

Такое требование предъявляется к лицу, на попечении которого находится ребенок (другой родитель, опекун (попечитель), приемные родители, патронатные воспитатели, органы опеки и попечительства, организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей).

Суд может принять решение об отмене ограничения родительских прав и о возвращении ребенка родителям (одному из них), если основания, в силу которых родители (один из них) были ограничены в родительских правах, отпали (например, имеет место изменение в лучшую сторону поведения или образа жизни родителей (одного из них) либо их состояния здоровья) и возвращение ребенка родителям (одному из них) отвечает интересам ребенка (пункты I и 2 статьи 76 СК РФ).

Если суд придет к выводу о том, что возвращение ребенка родителям (одному из них) противоречит интересам ребенка, суд вправе, исходя из положений пункта 2 статьи 76 СК РФ, с учетом мнения ребенка отказать в удовлетворении иска в части возврата ребенка родителям (одному из них).

При рассмотрении иска о восстановлении в родительских правах суд, исходя из пункта 1 статьи 72 СК РФ, проверяет, изменились ли поведение и образ жизни родителей, лишенных родительских прав, и (или) их отношение к воспитанию ребенка.

Материалами дела установлено следующее.

Решением Кудымкарского городского суда Пермского края от 12 декабря 2018 года Ш.Е.Л. была лишена родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери 14 сентября 2017 года рождения, ребенок передан органам опеки и попечительства. Со Ш. Е.Л. взысканы алименты на содержание ребенка в размере 2 000 рублей ежемесячно, начиная с 22 ноября 2018 года до достижения ребенком совершеннолетнего возраста.

Основанием для лишения Ш.Е.Л. родительских прав послужило то, что она не предпринимает никаких мер к созданию условий для совместного проживания с ребенком, не имеет намерений к надлежащему материального обеспечению несовершеннолетней, не желает изменить свое отношение к выполнению своих родительских обязанностей. За время нахождения ребенка в Центре, мать дочь не навешала, жизнью и здоровьем не интересовалась, подарков, денежных переводов не присылала, не изъявляла желание забрать дочь. Ш.Е.Л. состоит на профилактическом учете по делам несовершеннолетних как родитель, не исполняющий обязанности по содержанию и воспитанию несовершеннолетней дочери, систематически употребляющей спиртные напитки. В квартире, где проживала истица, антисанитарные условия, отсутствуют условия для проживания ребенка, состоит на учете у врача-нарколога с диагнозом «Синдром зависимости от алкоголя. Средняя стадия».

В обоснование заявленных требований о восстановлении в родительских правах, истица представила справку с места работы, о том, что она работает в ООО «ВБК-Юксеево» с 03 июня 2019 года по настоящее время на условиях неполного рабочего дня в должности разнорабочей, с окладом в размере 7 200 рублей, характеристику, подписанную заместителем главы Юксеевского сельского поселения, из которой следует, что в настоящее время Ш.Е.Л. прошла курс противоалкогольного лечения, устроена на работу, в доме и на территории дома навели порядок, занимаются хозяйственными работами на участке, посадили в огороде все овощи, а также справку из ООО «ЗДОРОВЬЕ ПЛЮС» о том, что она прошла курс противоалкогольного лечения, с в/венным кодированием на 1 год, справка датирована 05 марта 2019 года.

В соответствии со статьей 9 Конвенции о правах ребенка» (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989) (вступила в силу для СССР 15.09.1990) государства – участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению определяют в соответствии с применимым законом п процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

Государства – участники уважают право ребенка, который разлучается с одним или обоими родителями, поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, за исключением случая, когда это противоречит наилучшим интересам ребенка.

Из обязывающих норм международного права следует, что «наилучшим интересам» ребенка отвечает жизнь в семейном окружении, включающем его родителей, мать и отца…

В соответствии со ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Истица, будучи извещенной о дне слушания дела, не представила никаких доказательств в подтверждение заявленных требований, которые бы являлись достаточным основанием для восстановления её в родительских правах.

Законодательством предусмотрено право родителя, лишенного родительских прав, восстановиться в своих правах при определенных условиях. Суд считает, что ответчик за время, прошедшего со дня судебного заседания, когда он был лишен родительских прав, изменил свое отношение к ребенку, интересуется им, проявляет интерес, принимает меры к выплате алиментов, в том числе образовавшейся задолженности.

Суд согласился с позицией представителя ответчика о том, что истицей не представлено доказательств, объективно свидетельствующих о том, что её образ жизни и отношение к воспитанию дочери изменились настолько, что никаких опасностей и угроз жизни и здоровью девочки больше не будет, а истица в состоянии надлежащим образом воспитывать ее. содержать, надлежащим образом обеспечивать и защищать ее законные права и интересы.

Установлено, что с момента нахождения ребенка под опекой, в семье ответчицы, ответчица своей дочерью не интересовалась, не навещала ее. не звонила, подарков не делала, никакой материальной помощи не оказывала.

Данные обстоятельства подтвердили допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей: Д.Л.С., Б.Ю.Н. Доказательств, свидетельствующих о том. что ответчица препятствовала таким встречам, суду не представлено.

Кроме того, истицей не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что ею осуществлялась возложенная на нее решением суда обязанность содержать свою дочь. Как пояснила ответчица, за время нахождения у нее ребенка под опекой, никаких денежных средств на содержание девочки, от истицы не поступало.

Одним из оснований для лишения истцы родительских прав послужил тот факт, что истица злоупотребляет спиртными напитками, состоит на учете с диагнозом «Синдром зависимости от алкоголя». Представленная истицей справка из ООО «ЗДОРОВЬЕ ПЛЮС» о том, что она прошла курс лечения от алкоголизма, не подтверждает отсутствие тяги истица к употреблению спиртных напитков.

Представителем опеки и попечительства была представлена справка из ОУУП и ПДН МО МВД России «Кочевский», датированная 14 августа 2019 года, из которой следует, что в настоящее время Ш.Е.Л. продолжает употреблять спиртные напитки, в связи с чем считает нецелесообразным передачу ребенка в кровную семью, что может в дальнейшем отрицательно сказаться на жизни, здоровье ребенка, её безопасности.

Доказательств, опровергающих данное обстоятельство, со стороны истицы не представлено.

Таким образом, суд пришел к выводу, что стойкой ремиссии у Ш.Е.Л. не наступило, она продолжает состоят на учете с диагнозом «Синдром зависимости от алкоголя», что следует из представленной из наркологического кабинета ГБУЗ ПК «Кочевская центральная районная больница» справки.

Суд согласился с позицией представителя ответчика о том, что прохождение истицей курса противоалкогольного лечения, является лишь одним из методов лечения, но не свидетельствует о полном ее излечении от данного заболевания.

Кроме того, по месту жительства истицы не созданы надлежащие жилищные условия, что подтверждается актом обследования жилищных условий, представленным территориальным управлением Министрества социального развития Пермского края по Коми-Пермяцкому округу. Из акта следует, что комната и спальное место для ребенка не подготовлено, в комоде детские вещи имеются только старые, не глаженные, не сложенные, которые были еще до момента изъятия ребенка, которые не соответствуют возрасту ребенка. В огороде засажены овощи, однако не ухожено, все заросло бурьяном. Отмечается, что Ш.Е.Л. склонна к употреблению спиртных напитков, бродяжничеству, в доме постоянно присутствуют посторонние люди.

Таким образом, суду не представлено достаточных доказательств, которые объективно свидетельствовали бы о том, что истица кардинальным образом изменила отношение к воспитанию и материальному содержанию своей дочери.

На основании изложенного суд решил:

Отказать Ш.Л.Е. в удовлетворении заявленных исковых требований к Т.С.А. о восстановлении в родительских правах в отношении несовершеннолетней дочери – Ш.А.А., 14 сентября 2017 года рождения.