№293. Признание права собственности на долю в праве собственности на квартиру

Признание права собственности на квартиру в порядке наследования

Л. обратилась в суд с иском к моему доверителю А., что 26.12.2017 г. умер ее супруг Б., с которым она состояла в зарегистрированном браке с 22.11.2011 г.Их семья проживала совместно с родителями супруга в жилом помещении, расположенном в доме 22 по ул. Кирова г. Светлого; данное жилое помещение составляло 1/4 доли этого жилого дома и находилось в собственности матери супруга – Б.А.А.

В 2010 г. собственник Б.А.А. оформила на своего сына Б. договор дарения указанной доли дома; договор был оформлен в нотариальной форме у нотариуса Светловского нотариального округа Исуповой О.В. В 2011г. даритель скончалась.Так как на дату смерти дарителя Договор дарения не был зарегистрирован, приехавшая на похороны матери сестра супруга – А., предложила Б. свою помощь в проведении данных регистрационных действий. 30.08.2011 г. Б. и А. для совершения действий по подаче Договора дарения на регистрацию посетили отделение Росреестра по Калининградской области, находящееся в г. Балтийске. Со слов Б. истцу известно, что документы на проведение государственной регистрации были приняты госрегистратором.

После этого Б. стал ждать, когда будут готовы документы, продолжая проживать в данном жилом доме, нести расходы по его содержанию. Но в 2012 г. он обнаружил пропажу документов: договора дарения доли дома, договора передачи его матери в собственность данной доли по приватизации, техпаспорта на дом. В дальнейшем узнал, что эти документы забрала его сестра А., которая фактически проживала в Сибири.

Однако, считая себя надлежащим собственником 1/4 доли жилого дома 22 по ул. Кирова г. Светлого, Б. 27.07.2016 г. составил в пользу супруги (истицы) завещание, которым завещал квартиру №1 в доме 22 по ул. Кирова г. Светлого. И только 21 декабря 2017 г., позвонив в очередной раз своей сестре А., Б. узнал, что он не является собственником данной квартиры; что это имущество унаследовала после смерти матери его сестра А., как единственный наследник. На фоне эмоционального потрясения у Б. случился обширны инсульт и 26.12.2017 г. он умер.

После смерти супруга истец, имея завещание умершего, стала собирать документы для оформления своих наследственных прав. Но при сборе документов ей стало известно, что 1/4 доля в праве собственности на жилой дом 22 по ул. Кирова г. Светлого до настоящего времени числится зарегистрированной на имя Б.А.А., умершей в 2011 г.; а из ответа БТИ стало известно, что указанный жилой дом уже имеет статус многоквартирного жилого дома; однако, право собственности на квартиру №1 (1/4 доля) не зарегистрировано ни за умершим супругом, ни за его сестрой А.

Так как разрешить вопрос с ответчицей во внесудебном порядке не представлялось возможным, поэтому истец вынуждена обратиться в суд и просила признать за ней право собственности на 1/2 доли квартиры №1 дома 22 по ул. Кирова г. Светлого в порядке наследования после смерти Б.

В судебном заседании истец Л., ее представитель Ильина О.А. на заявленных исковых требованиях настаивали по изложенным в иске основаниям.

А. в судебном заседании не присутствовала, извещена надлежащим образом, в ее интересах я, ее представитель, возражал против иска, поддержал доводы письменных возражений.

Нотариус Светловского нотариального округа Исупова О.В. просила вынести решение в соответствии с законом. Пояснила, что никогда не оформляла никаких сделок по отчуждению Б.А.А. принадлежащей ей 1/4 доли жилого дома 22 по ул. Кирова г. Светлого. После ее смерти было открыто наследственное дело по заявлению наследника по завещанию, которой и было выдано свидетельство о праве на наследство, в том числе и на указанное имущество. Наследник на обязательную долю – супруг Б.В.М. отказался от наследования в пользу А., Б. заявления не подавал, право на наследственное имущество не оспаривал.

Представитель Управления Росреестра по Калининградской области не присутствует, извещены надлежащим образом.

Заслушав явившихся участников, обозрев материалы гр. дела №2-258/18 по иску об изменении правоотношения и признании права собственности на квартиру, исследовав материалы настоящего гражданского дела, суд пришел к следующему.

В соответствии с ч. 2 ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

В соответствии с ч.2 ст.218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

В соответствии со ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.

В соответствии с ч. 1 ст. 1118 ГК РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

Судом установлено, что Б. и А. (ранее – Б.Ю.В.) являются родными братом и сестрой; их мать Б.А.А. на основании Договора приватизации от 06.12.1993 г. являлась единоличным собственником 1/4 доли одноэтажного кирпичного жилого дома №22 по ул. Кирова в г. Светлом; Договор и право собственности зарегистрированы в Светловском БТИ 15 декабря 1993 г.

23 августа 2011г. Б.А.А. умерла.

Таким образом, 23 августа 2011г. открылось наследство к имуществу Б.А.А.

26 августа 2011 г. нотариусом Светловского нотариального округа Исуповой О.В. открыто наследственное дело; с заявлением обратилась А., как наследник по завещанию; нотариусом ей было выдано свидетельство о праве на наследство на 1/4 доли в праве собственности жилого дома №22 по ул. Кирова г. Светлого общей площадью 171.8 кв.м.

Решением Светловского городского суда от 19.10.2018г. по гр. делу №2- 258/18 по иску А. к Д.Н.Н. и др. об изменении правоотношений, признании права собственности на квартиру за А. было признано право собственности на квартиру №1 (что фактически ранее являлось ¼ долей дома); на основании вступившего в законную силу решения суда А. 03.12.2018г. зарегистрировала право собственности на данный объект недвижимости; ее право собственности никем не оспорено.

В ходе рассмотрения дела стороной истца суду не представлено относимых и допустимых доказательств, а судом не добыто, что при жизни Б.А.А. совершила сделку дарения принадлежащего ей вышеуказанного имущества в пользу сына Б.

В соответствии с ч.1 ст.572 ГК РФ по договору дарения одна сторона даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии со ст.18 ЖК РФ право собственности и иные вещные права на жилые помещения подлежат государственной регистрации в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации, настоящим Кодексом и другими федеральными законами.

26 декабря 2017 г. Б. умер.

Так как истцом не доказано, что спорное имущество Б.А.А. при жизни было отчуждено в пользу сына Б.; право собственности на это имущество за ним не регистрировалось; более того, с 2012 г. спорное имущество в качестве наследственного уже было принято наследником по завещанию А., право которой никем не оспаривалось, поэтому законных оснований считать данное имущество наследственным после смерти Б., не имеется.

То обстоятельство, что Б. при жизни, а именно 27.07.2016 г. составил на свою супругу Л. завещание, которым завещал все свое имущество, которое ко дню смерти окажется ему принадлежащим, в том числе квартиру №1 в доме №22 по ул. Кирова г. Светлого, не свидетельствует о том, что Б. являлся собственником указанного недвижимого имущества, так как нотариус вправе была удостоверить такое завещание без проверки правоустанавливающих документов, что предусмотрено ст. 57 «Основ законодательства РФ о нотариате» (утв. ВС РФ 11.02.1993 г. №4462-1): нотариус удостоверяет завещания дееспособных граждан, составленные в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации и лично представленные ими нотариусу. Удостоверение завещаний через представителей не допускается. При удостоверении завещай от завещателей не требуется представления доказательств, подтверждающих их права на завещаемое имущество.

С учетом изложенного, суд пришел к выводу, что законные основания для удовлетворения исковых требований Л. отсутствуют, иск удовлетворению не подлежит, и принял решение в иске Л. к А. о признании права собственности на 1/2 доли недвижимого имущества в порядке наследования после смерти Б. отказать.