№197. Государственная регистрация перехода права собственности на земельный участок по договору дарения и отказ в признании договора дарения недействительной сделкой

№197. Государственная регистрация перехода права собственности на земельный участок по договору дарения и отказ в признании договора дарения недействительной сделкой

В суд с иском к К.Ю.М. обратился мой доверитель К.Н.М.оглы и просил произвести государственную регистрацию перехода права собственности на 1/2 доли в праве собственности на земельный участок, расположенный в с/т «Мечта» г.Светлого, с кадастровым номером 39618:010011, площадью 1 110 кв.м.

В обоснование заявленного требования ссылался на то, что 17 июля 2012г. ответчица подарила ему ½ доли указанного земельного участка; договор был оформлен нотариально. Однако, в дальнейшем для подачи документов на государственную регистрацию ответчица К.Ю.М. не явилась и в настоящее время уклоняется от регистрации сделки. Поэтому истец вынужден обратиться в суд с данным требованием. Ссылается на представленные доказательства.

24 октября 2012г. ответчица К.Ю.М. подала встречное исковое заявление об оспаривании договора дарения, на основании которого подарила К.Н.М. оглы 1/2 доли в земельном участке, расположенном в с/т «Мечта». Полагала, что данный договор ею был заключен вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств, на крайне невыгодных для нее условиях, а К. этим обстоятельством воспользовался; также полагала, что сделка была совершена под влиянием обмана со стороны истца.

Наличие обмана обосновывала тем, что имелась устная договоренность между нею и истцом, что последний прекратит в отношении нее все судебные разбирательства; не будет взыскивать с нее какие-либо денежные средства. Однако, 2 октября 2012г. она уплатила К.Н.М. оглы 40 000руб. по мировому соглашению от 25.07.2012г. Для выплаты истцу данных денежных средств была вынуждена взять в СБ РФ кредит. Полагала, что Кязимов вынудил ее совершить сделку дарения 1/2 доли земельного участка; своими действиями создал для нее тяжелое материальное положение. В связи с чем, на момент заключения договора она не осознавала, что земельный участок в с/т «Мечта» ей крайне необходим для огороднических целей; на нем она выращивает овощи; также на ее иждивении находится дочь, являющаяся учащейся «Техникума отраслевых технологий». На основании ч.1 ст.178, ст.179 ГК РФ, просила признать сделку дарения недействительной.

На основании определения мирового судьи Светловского судебного участка от 19.11.2012г. дело было передано в Светловский городской суд по подсудности.

В судебном заседании истец К.Н.М.оглы не присутствовал, подал заявление с просьбой рассматривать дело в его отсутствие.

В судебном заседании я на основном иске настаивал, поддержал изложенное в иске; возражал против встречного требования К.Ю.М., ссылался на доводы письменных возражений. Дополнил, что его доверитель состоял в зарегистрированном браке с ответчицей с 14.07.2010г., совместных детей нет. У ответчицы двое совершеннолетних детей от первого брака. После заключения брака истец стал проживать в квартире ответчицы по адресу: г.Светлый ул.Советская; совместно проживали до декабря 2010г., потом истец ушел из квартиры, так как не сложились

отношения с ее дочерью. Примерно полгода стороны не общались, а потом отношения снова наладились; они стали снова думать о совместном проживании, хотя в 2011г. и расторгли официально брак.

Так как отношения с ответчицей снова наладились, а истец всегда мечтал о своем доме; у него были денежные средства, чтобы начать строительство, поэтому он решил построить на садовом участке в с/т «Мечта» г.Светлого, принадлежащем ответчице, дом для их совместного проживания. Но, чтобы была гарантия, что в дальнейшем он не останется без жилья и без средств, предложил бывшей супруге переоформить на него половину садового участка в с/т «Мечта». Ответчица согласилась на это и 17 июля 2012г. обратилась с К.Н.М. оглы к нотариусу, где и оформила договор дарения ½ доли земельного участка на имя К.Н.М. оглы. Эти действия К.Ю.М. были произведены в добровольном порядке, без какого-либо принуждения. Никаких условий при заключении договора дарения К.Ю.М. не высказывала; нотариус разъясняла ей все последствия данной сделки. Сторонам была назначена дата на подачу документов для регистрации сделки и перехода права собственности-28 августа 2012г. Поэтому уже до наступления этой даты, К.Н.М. оглы стал производить действия по подготовке земельного участка к строительству дома: установил забор, завез землю. Бывшая супруга этому не препятствовала. Однако, 28 августа 2012г. она отказалась ехать в регистрационную службу, обосновав занятостью по работе. Впоследствии истцом в ее адрес было направлено требование о необходимости совершить действия по регистрации сделки, которое ответчицей было проигнорировано. До настоящего времени ответчица уклоняется от проведения действий для регистрации сделки и перехода права собственности, поэтому истец вынужден обратиться в суд.

Полагал встречное требование К.Ю.М. не подлежащим удовлетворению, так как договор дарения ею был заключен добровольно, осознанно; никакого давления, угроз со стороны истца не оказывалось. К.Н.М. оглы никаких устных обещаний бывшей супруге о том, что не будет иметь к ней никаких материальных претензий, не давал.

К.Ю.М. первоначально возражала против основного требования и настаивала на встречном требовании. В процессе рассмотрения дела заявила, что по обоим требованиям полагается на усмотрение суда. Подтвердила, что состояла с истцом в браке; до декабря 2010г. проживали совместно, потом расстались, а в 2011г. официально брак расторгли. После расторжения брака, примерно с лета 2011г., отношения наладились, снова стали общаться. Действительно имели намерение продолжить семейные отношения; чтобы не было конфликтов с ее детьми, решили построить на садовом участке в с/т «Мечта», принадлежащем ей на праве собственности, дом, где бы проживали вдвоем. При этом, К.Н.М. оглы ей говорил, что их семейные отношения могут возобновиться только в том случае, если она подарит ему часть участка. Так как она очень хотела возобновить с ним семейные отношения, согласилась оформить договор дарения на половину участка. Но при этом, поставила бывшему супругу условие, что он не будет выдвигать против нее никаких претензий материального характера, так как по определению мирового судьи должна была выплатить истцу до 1 октября 2012г. 44000руб. При этом никаких письменных обязательств истец не давал, данная договоренность состоялась наедине.

17 июля 2012г. они вместе ходили к нотариусу, где оформили на его имя договор дарения половины земельного участка. Подтвердила, что нотариусом ей были разъяснены все последствия данной сделки; она все осознавала и понимала все последствия. Никакого заблуждения относительно правовой природы сделки у нее не было. Давления со стороны К.Н.М. оглы также не было; также отсутствовали тяжелые жизненные обстоятельства, которые вынудили совершить данную сделку.

При этом, настаивала, что совершила данную сделку под влиянием обмана со стороны бывшего супруга. Обман заключался в том, что он обещал не взыскивать с нее денежные средства и не выполнил обещания. Чтобы исполнить определение мирового судьи и выплатить истцу 44000руб., 24 сентября 2012г. она вынуждена была оформить в Сбербанке кредит на 105000руб.

Подтвердила, что в дальнейшем решила отказаться от договора дарения и предлагала истцу 100 000руб., чтобы расторгнут договор во внесудебном порядке. Так как истец отказался это сделать, она вернула в банк часть суммы.

Уже в период рассмотрения настоящего дела снова была готова добровольно произвести регистрацию данной сделки и даже подавала суду заявление о признании иска истца и об отказе от встречного иска. Но так как потом ей позвонили из банка и сообщили, что увеличили процентную ставку по кредитному договору, вследствие чего она должна вернуть больше сумму, чем предполагала, она решила снова оспаривать договор дарения. А второй причиной ее несогласия с иском истца является то, что истец уже не имеет намерения возвращаться к ней, так как женился на другой женщине.

3-и лица нотариус Исупова О.В., Управление федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по КО не явились, надлежащим образом извещены судом.

Заслушав представителя истца, ответчицу, исследовав материалы дела, оценив собранное по ст.67 ГПК РФ, суд счел исковые требования К.Н.М. оглы, подлежащими удовлетворению, во встречных требованиях К.Ю.М. следует отказать.

В соответствии с ч.1 ст.572 ГК РФ По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

По ч.З ст. 574 ГК РФ Договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

По ст.131 ГК РФ 1. Право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

Так как к договору дарения недвижимого имущества применяются положения о договоре купли продажи, в соответствии с ч.З ст. 551 ГК РФ в случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, также по требованию судебного пристава-исполнителя вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от государственной регистрации перехода права собственности, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой регистрации.

В соответствии С п.63 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ N 10, ПЛЕНУМА ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ N 22 ОТ 29 апреля 2010 года О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПРИ РАЗРЕШЕНИИ СПОРОВ,СВЯЗАННЫХ С ЗАЩИТОЙ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИХ ВЕЩНЫХ ПРАВ, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки (пункт 3 статьи 165 ГК РФ).

В соответствии с п.8 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА РФ О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ГЛАВЫ 1, 2, 3 И 4 ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 30 декабря 2012 года N 302-ФЗ правила о государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, содержащиеся в статьях 558, 560, 574, 584 Гражданского кодекса Российской Федерации, не подлежат применению к договорам, заключаемым после дня вступления в силу настоящего Федерального закона (в ред. Федерального закона от 04.03.2013 N 21-ФЗ).

Из материалов дела следует, что К.Н.М. оглы и К.(С.) Ю.М. состояли в зарегистрированном браке, который расторгнут на основании решения мирового судьи Светловского участка от 19 декабря 2011г.

С.(К.)Ю.М. до вступления в брак с истцом на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 2000г. стала собственником земельного участка для садоводства площадью 1110,0 кв.м, в с/ т «Мечта» г.Светлого; право собственности зарегистрировано 22 марта 2000г.

Согласно договору дарения земельного участка от 17.07.2012г., К.Ю.М. подарила К.Н.М. оглы ½ доли в праве собственности вышеуказанного земельного участка. Данный договор удостоверен нотариусом Светловского нотариального округа Исуповой О.В., зарегистрирован в реестре 3aN 5-6313.

В ходе судебного разбирательства показаниями представителя истца суду подтверждено и не оспаривалось ответчицей К.Ю.М., что данный договор дарения был заключен К.Ю.М. в добровольном порядке, без какого-либо принуждения со стороны К. На момент заключения договора никаких тяжелых жизненных обстоятельств у ответчицы не было; она понимала какую сделку совершает и какие сделка повлечет для нее правовые последствия. Также у нее не было заблуждения относительно правовой природы данной сделки. К.Ю.М. подтвердила, что нотариусом ей также были разъяснены все последствия.

По ст. 166 ГК РФ Сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В соответствии со ст.179 ГК РФ Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Принимая решение об отказе К.Ю.М. в удовлетворении требования о признании недействительным договора дарения от 17.07.2012г. недействительной сделкой, суд исходил из того, что отсутствуют основания считать, что данный договор был заключен под влиянием обмана со стороны К.Н.М. оглы, то есть по основаниям, предусмотренным ст. 179 ГК РФ.

Суд полагает ссылки К.Ю.М. на то, что сделка совершена под влиянием обмана со стороны К.Н.М. оглы, необоснованными и несостоятельными, так как ответчицей доказательств наличия обмана не представлено. Ее доводы, что К.Н.М. оглы давал ей какие-то обязательства на будущее, не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения дела. К.Ю.М. свои показания в этой части ничем не подтвердила, а представитель истца отрицал наличие каких-либо договоренностей.

При вынесении решения суд принимает во внимание, что ответчица неоднократно меняла свое мнение относительно исковых требований К.Н.М. оглы; подавала заявление о признании иска и отказе от встречного требования; имела намерение произвести регистрацию сделки в добровольном порядке.

Исходя из ее пояснений, впоследствии эти действия не произвела в связи с тем, что имеет кредитные обязательства перед Сбербанком России; Сбербанк увеличил процентную ставку по кредитному договору, вследствие чего она должна выплатить больше сумму, чем ранее. Именно это обстоятельство и побудило ее снова изменить свое отношение к иску К. и настаивать на признании договора дарения недействительной сделкой.

На основании выше изложенного суд пришел к выводу, что требование К.Н.М. оглы является законным и подлежит удовлетворению; в требовании К.Ю.М. следует отказать.

На основании изложенного суд решил:

Исковые требования К.Н.М. оглы удовлетворить:

– произвести государственную регистрацию перехода права собственности на 1/2 доли в праве собственности земельного участка с кадастровым номером 39:18:010011, общей площадью 1110 кв.м., расположенного в с/т «Мечта» г.Светлого, с К.Ю.М. на К.Н.М. оглы на основании договора дарения от 17 июля 2012г.

В иске К.Ю.М. к К.Н.М. оглы о признании недействительным договора дарения от 17.07.2012г. – отказать.