№319. Сохранение жилого дома в реконструированном состоянии и изменение размеров долей в праве общей долевой собственности

Сохранение жилого дома в реконструированном состоянии

Мой доверитель П.А.А. обратился в суд с иском, указав, что на основании договора дарения от 17 февраля 2015 года является собственником 0,67 доли жилого дома по адресу: <адрес>. Земельный участок по указанному адресу с кадастровым номером А. для индивидуального жилищного строительства, площадью 1200 кв.м, передан ему на основании соглашения об уступке прав и обязанностей по договору аренды от 05 сентября 2016 года. Иными участниками общей долевой собственности на указанный жилой дом являются ответчики С.Т.А. (33/400 доли в праве), С.Н.А. (33/400 доли в праве), Л.О.А. – 33/200 (доли в праве), которые занимают помещения квартиры №. Занимаемые истцом помещения определены как квартира №, что установлено решением мирового судьи 2-го судебного участка Гурьевского района Калининградской области от 17 мая 2017 года.

В период проживания в принадлежащей ему доле дома произведена реконструкция, разрешение на которую он не получал. После реконструкции общая площадь дома составила 249,2 кв.м, а доли сособственников изменились и стали составлять: П.А.А. – 71/100 доли, С.Н.А. – 29/400 доли, С.Т.А. – 29/400 доли, Л.О.А. – 29/200 доли. Ссылаясь на изложенные обстоятельства, истец просил сохранить указанный жилой дом в реконструированном виде общей площадью 249,2 кв.м, признать за ним право собственности на 71/100 доли измененного в результате реконструкции жилого дома; изменить доли С.Т.А. с 33/400 доли на 29/400 доли, С.Н.А. с 33/400 доли на 29/400 доли, Л.О.А. с 33/200 доли на 29/200 доли.

Решением Гурьевского районного суда Калининградской области от 29 апреля 2019 года в удовлетворении исковых требований П.А.А. к администрации Гурьевского городского округа Калининградской области, С.Т.А., С.Н.А. и Лупановой О.А. о сохранении жилого дома в реконструированном состоянии, признании права собственности на измененную в результате реконструкции долю жилого дома, изменении размера долей в праве общей долевой собственности отказано в полном объеме.

В апелляционной жалобе П.А.А. просит решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт. Указывает на то, что суд неправильно установил имеющие значение для дела обстоятельства, дал неправильную оценку представленным доказательствам, неверно применил нормы материального права, в связи с чем, пришел к ошибочным выводам.

В частности, приводит доводы о том, что истец имеет права на земельный участок, допускающие реконструкцию в его пределах жилого дома, ссылаясь на то, что для обслуживания дома сформирован и передан в аренду ему, а также С.Т.А., С.Н.А., Лупановой О.А. земельный участок с кадастровым номером.

Ссылается на то, что в качестве доказательства соответствия установленным требованиям произведенной им реконструкции суду было представлено заключение специалиста ООО «Калининградский центр судебной экспертизы и оценки» от 18 декабря 2017 года, согласно которому работы по реконструкции части жилого дома выполнены в соответствии с требованиями нормативных документов, не привели к ухудшению технического состояния конструкций жилого дома, не затрагивают конструктивные характеристики надежности и безопасности жилого дома в целом, обеспечивают соблюдение Технического регламента о требованиях пожарной безопасности, соблюдение санитарно-эпидемиологических требований и не создают угрозу опасности жизни и здоровью граждан.

Настаивает на том, что при таком положении само по себе отсутствие разрешения на строительство основанием для отказа в удовлетворении исковых требований служить не может.

Выражает несогласие с выводами суда о том, что им не был обжалован отказ в выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, указывая, что выбор способа защиты права принадлежит истцу и само по себе наличие такого отказа является достаточным основанием для обращения в суд с настоящим иском.

Считает несостоятельным вывод суда о том, что данный иск заявлен им с целью обойти установленную законом процедуру легализации самовольной постройки, настаивая на том, что ввиду неполучения им разрешения на строительство исключена возможность ввода дома в эксплуатацию после реконструкции в административном порядке.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 21 августа 2019 года решение Гурьевского районного суда Калининградской области от 29 апреля 2019 года оставлено без изменения, апелляционная жалоба – без удовлетворения.

Кассационным определением Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 13 января 2020 года апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 21 августа 2019 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с требованиями части 1 статьи 327.1 ГПК РФ – в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приа к выводу, что решение Гурьевского районного суда Калининградской области от 29 апреля 2019 года подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении исковых требований П.А.А.

В силу положений статьи 195 ГПК РФ судебное решение должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с пунктом 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении», решение суда является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права.

Согласно пункту 3 вышеназванного Постановления Пленума Верховного суда РФ решение является обоснованным, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 ГПК РФ), а также когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Постановленное судом решение вышеприведенным требованиям закона не отвечает.

Как следует из материалов дела, П.А.А. является собственником 0,67 доли жилого дома по адресу: по адресу: <адрес>. Помимо него собственниками жилого дома являются: Л.О.А. – 33/400 доли и 33/400 доли, С.Т.А. – 33/400 доли, С.Н.А. – 33/400 доли в праве общей долевой собственности на указанный жилой дом.

Согласно данным БТИ по состоянию на 14 сентября 1994 года в доме имеется две квартиры, общая площадь дома составляет 202,1 кв.м, жилая – 106,9 кв.м, вспомогательная площадь – 95,2 кв.м.

Вступившим в законную силу решением мирового судьи 2-го судебного участка Гурьевского района Калининградской области от 28 апреля 2017 года в пользование П.А.А. передана квартира №2 на первом и втором этажах дома, в пользование Л.О.А., С.Т.А. и С.Н.А. – квартира №1 на первом этаже.

Для обслуживания дома сформирован и передан в аренду П.А.А., Л.О.А., С.Т.А. и С.Н.А. земельный участок с кадастровым номером.

Как видно из материалов дела, П.А.А. была осуществлена реконструкция жилого дома по адресу: <адрес>, в результате которой в пределах квартиры № были выполнены следующие строительные работы: со стороны левого бокового фасада выполнена одноэтажная пристройка с бетонным крыльцом, образованы новые помещения: прихожая площадью 8,4 кв.м, вспомогательное помещение – 4,9 кв.м; во вновь образованном помещении установлен отопительный котел на твердом топливе и унитаз; в помещениях № 7, 6ж, 10ж, 11 установлены радиаторы отопления и выполнена разводка. Также демонтированы отопительные печи в помещениях № 4ж, 5ж и 6ж, площадь помещения 6ж увеличилась до 26,8 кв.м, помещения 5ж – до 17,5 кв.м. В помещении № 4ж установлена перегородка, образовано два помещения: № 10ж – 14,7 кв.м, № 5 – 6,6 кв.м. В помещении № 2 установлена отопительная кирпичная печь и газовая плита. В помещении № 7 (по новому плану) оборудована кухня: установлены газовая плита, мойка и кухонный мебельный гарнитур. Помещение № 7 (по старому плану) преобразовано во вспомогательное помещение № 4 площадью 8 кв.м.

Кроме того, освоено чердачное пространство в границах квартиры № в пределах ранее существовавших скосов двускатной крыши. Несущие конструкции стропильной системы не затрагивались. Выполнены работы по утеплению и подшивке древесностружечными плитами скосов мансарды. В результате произведенных работ образовались помещения: № 17 – 6,7 кв.м, № 18 – 6,4 кв.м, № 14 – 3,9 кв.м, № 13 – 8,4 кв.м. Для сообщения с мансардой из помещения № 2 выполнена деревянная лестница. Во вновь образованном мансардном помещении № 13 оборудована кухня: установлены газовая плита, мойка, произведено оборудование сетей канализации, водопровода и электроосвещения.

В результате произведенных работ общая площадь дома составила 249,2 кв.м, жилая – 105,2 кв.м.

Разрешение на реконструкцию жилого дома истцом получено не было.

Согласно пункту 1 статьи 222 ГК РФ самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные или созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные или созданные без получения на это необходимых в силу закона согласований, разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил, если разрешенное использование земельного участка, требование о получении соответствующих согласований, разрешений и (или) указанные градостроительные и строительные нормы и правила установлены на дату начала возведения или создания самовольной постройки и являются действующими на дату выявления самовольной постройки.

Пунктом 3 статьи 222 ГК РФ предусмотрено, что право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, на котором создана постройка, при одновременном соблюдении следующих условий; если в отношении земельного участка лицо, осуществившее постройку, имеет права, допускающие строительство на нем данного объекта; если на день обращения в суд постройка соответствует установленным требованиям; если сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

По смыслу пункта 14 статьи 1 Градостроительного кодекса РФ под реконструкцией объектов капитального строительства подразумевается изменение параметров объекта капитального строительства, его частей (высоты, количества этажей, площади, объема), в том числе надстройка, перестройка, расширение объекта капитального строительства, а также замена и (или) восстановление несущих строительных конструкций объекта капитального строительства, за исключением замены отдельных элементов таких конструкций на аналогичные или иные улучшающие показатели таких конструкций элементы и (или) восстановления указанных элементов.

В силу требований части 2 статьи 51 Градостроительного кодекса РФ строительство, реконструкция объектов капитального строительства осуществляются на основании разрешения на строительство.

Как разъяснено в пункте 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» положения статьи 222 ГК РФ распространяются на самовольную реконструкцию недвижимого имущества, в результате которой возник новый объект.

Сохранение самовольно реконструированного объекта недвижимости и признание на него права собственности возможно в случае, если единственными признаками самовольной постройки у самовольно реконструированного объекта являются отсутствие разрешения на строительство и/или отсутствие акта ввода объекта в эксплуатацию, к получению которых лицо, осуществившее самовольную реконструкцию, предпринимало меры, однако уполномоченным органом в выдаче такого разрешения или акта ввода объекта в эксплуатацию было неправомерно отказано, при этом сохранение объекта в реконструированном состоянии не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан (пункт 26 данного постановления).

Отказывая в удовлетворении заявленных П.А.А. требований, суд первой инстанции исходил из того, что работы по реконструкции жилого дома были выполнены истцом без соответствующего разрешения и согласия иных собственников дома. Доказательств того, что они не влияют на безопасность дома в целом и не создают угрозу жизни и здоровью граждан, в ходе рассмотрения им представлено не было. Кроме этого, суд указал на то, что иск П.А.А. направлен на упрощение регистрации прав на реконструированный объект недвижимости с целью обхода норм специального законодательства, предусматривающего разрешительный порядок создания и ввода в гражданский оборот такого недвижимого имущества. В нарушение требований действующего законодательства истец не предпринял необходимых мер к получению соответствующего разрешения во внесудебном порядке и не оспорил отказ в выдаче разрешения на ввод в эксплуатацию реконструированного жилого дома.

Между тем, с обоснованностью таких выводов суда первой инстанции судебная коллегия согласиться не может.

Так, материалами дела подтверждается, что истец обращался в администрацию Гурьевского городского округа Калининградской области по вопросу выдачи разрешения на ввод в эксплуатацию реконструированного жилого дома, в чем ему было отказано, что подтверждается сообщением заместителя главы администрации от 20 ноября 2017 года.

Ссылки суда, в качестве одного из оснований к отказу в иске, на то, что данный отказ не был обжалован истцом в судебном порядке, также нельзя признать состоятельными, поскольку требования о предварительном обжаловании отказа органа местного самоуправления в выдаче разрешения на реконструкцию или на ввод в эксплуатацию реконструированного жилого дома до обращения в суд с иском о сохранении жилого дома в реконструированном состоянии, признании права собственности на измененную в результате реконструкции долю жилого дома, изменении размера долей собственников действующее законодательство не содержит.

Приходя к выводу о невозможности сохранения жилого дома в реконструированном состоянии, суд принял во внимание представленный ответчиками технический отчет № 22-03/19, составленный 2 апреля 2019 года специалистом Д., согласно которому реконструкция дома в пределах квартиры № не нанесла ущерба основным конструкциям дома и не нарушила конструктивной жесткости здания, но и не привела к улучшению общего состояния здания. Работы выполнены без проекта, без усиления перекрытия, без соблюдения строительных норм и правил и небезопасны для жизни и здоровья, проживающих в нем людей. В объеме выполненных работ не соблюдены требования санитарно-эпидемиологических и противопожарных норм. Выполненная реконструкция в составе пристройки и переоборудования чердачного пространства нарушила права и законные интересы собственников долей, проживающих в квартире №.

Вместе с тем, истец в обоснование своих требований представил заключение специалиста № 287/С ООО «Калининградский центр судебной экспертизы и оценки» от 18 декабря 2017 года, согласно которому работы по реконструкции части жилого дома выполнены в соответствии с требованиями нормативных документов, не привели к ухудшению технического состояния конструкций жилого дома в целом, не затрагивают конструктивные характеристики надежности и безопасности жилого дома в целом и не создают угрозу опасности жизни и здоровью, обеспечивают соблюдение Технического регламента о требованиях пожарной безопасности, обеспечивают соблюдение санитарно-эпидемиологических требований.

Оценивая указанное заключение, суд не принял его во внимание, сославшись на то, что содержащиеся в нем выводы бесспорно не свидетельствуют о том, что выполненные работы не влияют на безопасность дома в целом, и противоречат выводам, содержащимся в техническом отчете № 22-03/19, представленном ответчиками.

В соответствии со статьей 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Однако, судом первой инстанции в нарушение вышеприведенных норм материального и процессуального права обстоятельства, имеющие значение для дела, надлежащим образом установлены не были, и в материалах дела отсутствуют достоверные сведения о том, нарушает либо нет произведенная истцом реконструкция жилого дома права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе иных собственников жилого дома, создает или нет угрозу жизни и здоровью граждан.

Принимая во внимание наличие в материалах дела заключений специалистов, содержащих противоречивые выводы по результатам обследования одного и того же объекта, и тот факт, что для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, в частности, нарушает либо нет произведенная истцом реконструкция жилого дома права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе иных собственников жилого дома, создает или нет угрозу жизни и здоровью граждан, требуются специальные познания, судебной коллегией в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела по ходатайству стороны истца по делу была назначена судебная строительно-техническая экспертиза.

Согласно выводам эксперта ООО «Центр судебных экспертиз», содержащимся в заключении судебной строительно-технической экспертизы № 74-ЗЭ от 03 июля 2020 года, произведенная П.А.А. реконструкция части жилого дома № соответствует требованиям строительных, технических, санитарных, противопожарных и иных обязательных норм и правил. Исключение составляет отсутствие вытяжной вентиляции в помещении № 13 площадью 8,4 кв.м на мансарде, оборудованной газовой плитой с баллонным сжиженным газом. При этом безопасная эксплуатация дома обеспечивается.

Вышеуказанное отступление от санитарных и эпидемиологических требований устранимо путем использования свободного канала в кирпичном стояке в качестве вентиляционного, проходящего вертикально с первого этажа и расположенного в непосредственной близости от газовой плиты, установленной в помещении № 13 на мансарде.

В настоящее время сохранение жилого дома в реконструированном состоянии угрозы жизни и здоровью проживающих в доме граждан не создает. Ухудшение состояния конструкций 0,33 доли жилого дома в результате реконструкции 0,67 доли жилого дома не произошло. Имеющийся значительный физический износ накоплен естественным путем за длительное время эксплуатации без проведения необходимых текущих и капитальных ремонтов, требует устранения независимо от состояния 0,67 доли дома.

При этом эксперт оценил состояние фундаментов дома как работоспособное и отметил, что стены основного здания в границах 0,67 доли дома (квартира № 2) отремонтированы и, также как и стены пристроек, выполненных истцом, находятся в работоспособном состоянии, стены же в границах 0,33 доли ответчиков (квартира 1) имеют значительный физический износ, не связанный с реконструкцией 0,67 доли дома, а накопленный естественным путем, и находятся они в недопустимом состоянии.

Кроме того, эксперт пришел к выводу о том, что состояние перекрытий над помещениями первого и мансардного этажей в квартире № работоспособное. Состояние перекрытий 1 этажа над помещениями 0,33 доли дома (квартира №) ограниченно работоспособное и до 30 % аварийное, что также не связано с реконструкцией 0,67 доли дома, а вызвано многолетней эксплуатацией их без необходимого ремонта, протечками через кровлю, которые способствовали загниванию древесины и намоканию утеплителя в перекрытии, под тяжестью которого произошло провисание подшивки потолков.

Оснований не доверять данному заключению у судебной коллегии не имеется, поскольку оно, вопреки утверждениям стороны ответчиков об обратном, в полной мере отвечает критериям допустимости доказательств, выполнено специалистом, обладающим специальными познаниями в области исследования строительных объектов, имеющим соответствующую квалификацию и стаж работы по специальности 52 года, стаж экспертной работы – 22 года, предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Заключение содержит подробное описание примененных нормативных, методических и справочных материалов, использовавшихся при проведении исследования, обоснование результатов исследования, указание на результаты непосредственного исследования объекта экспертизы, является мотивированным, содержит подробные ответы на поставленные вопросы.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание, что в отличие от вышеуказанного заключения эксперта, опровергаемые им выводы технического отчета Д., как следует из его содержания, сделаны без непосредственного обследования выполненной истцом реконструкции по мотиву отсутствия доступа в реконструированную часть дома (квартиру №), данный отчет не может быть признан допустимым и достоверным доказательством нарушения прав ответчиков произведенной истцом реконструкцией жилого дома.

При этом, как следует из выполненного Ф., имеющим лицензию № от 23 сентября 2009 года, акта обследования от 10 августа 2020 года, с приложениями, выявленный в ходе экспертного обследования недостаток выполненной истцом реконструкции в виде отсутствия вытяжной вентиляции в помещении № 13 площадью 8,4 кв.м на мансарде, оборудованной газовой плитой с баллонным сжиженным газом на дату обследования полностью устранен. Осуществлен отвод продуктов сгорания от газоиспользующего оборудования в мансардном помещении в дымовые каналы, которые как и вентканалы находятся в исправном состоянии, замечаний не имеется.

Таким образом, судебная коллегия полагает установленным то обстоятельство, что выполненная истцом реконструкция части жилого дома №, сособственником которого он является, соответствует требованиям строительных, технических, санитарных, противопожарных и иных обязательных норм и правил, привела к улучшению состояния основных конструкций жилого дома в границах доли дома истца, и не ухудшила их состояние в границах доли ответчиков, и что сохранение самовольной постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

При таком положении, а также принимая во внимание, что у истца имеются права на земельный участок, допускающие реконструкцию, расположенного в его пределах жилого дома, и что им предпринимались меры к получению разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, в чем ему было отказано по причине неполучения предварительно разрешения на реконструкцию, судебная коллегия приходит к выводу о наличии предусмотренных законом оснований для удовлетворения требований П.А.А. о сохранении жилого дома в реконструированном состоянии.

Нельзя признать состоятельными и положенные в основу решения об отказе в удовлетворении исковых требований П.А.А. выводы суда первой инстанции о том, что в нарушение требований действующего законодательства истец не получил согласия остальных собственников жилого дома на реконструкцию.

Действительно, владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников (пункт 1 статьи 247 ГК РФ).

Согласно пункту 3 статьи 245 ГК РФ участник долевой собственности, осуществивший за свой счет с соблюдением установленного порядка использования общего имущества неотделимые улучшения этого имущества, имеет право на соответствующее увеличение своей доли в праве на общее имущество.

Из приведенных норм права следует, что участник долевой собственности, осуществивший за свой счет неотделимые улучшения имущества, имеет право на соответствующее увеличение своей доли в праве на общее имущество, если они были произведены с соблюдением установленного порядка использования общего имущества, то есть при достижении на то согласия его участников.

Между тем, как следует из материалов дела и не оспаривается ответчиками, работы по реконструкции находящейся в его пользовании части жилого дома истец осуществлял на протяжении длительного периода времени, начиная с 1991 года. При этом, данных о том, что ответчики на протяжении всего этого периода каким-либо образом выражали свое несогласие с проведением таких работ в полном объеме, либо в какой-либо их части, материалы дела не содержат. Доказательств совершения действий, направленных на их прекращение, в том числе путем обращения в контрольные или надзорные органы, либо в суд ответчики не представили ни суду первой, ни суду апелляционной инстанций, на то, что они каким-либо иным образом выражали свое несогласие с проводимыми истцом работами, не ссылались. Также не ссылались ответчики и на наличие каких-либо соглашений, предусматривающих какие-либо иные, чем предусмотренные пунктом 3 статьи 245 ГК РФ последствия реконструкции жилого дома истцом.

Такое поведение ответчиков дает основания полагать, что они были согласны с проводившимся истцом работами по реконструкции жилого дома.

При таком положении то обстоятельство, что впервые о своем несогласии с выполненной истцом реконструкцией ответчики заявили не только спустя столь продолжительный период времени после ее начала, а также спустя значительный период после её окончания и фактически только в ходе рассмотрения судом заявленного П.А.А. спора, не свидетельствует о добросовестности их поведения и при доказанности факта отсутствия нарушения их прав, не может служить достаточным основанием к отказу в удовлетворении заявленных истцом требований.

Принимая во внимание вышеизложенное, поскольку неотделимые от основного объекта общей собственности улучшения осуществлены истцом исключительно за счет собственных денежных средств, что не оспаривалось ответчиками, его требования об изменении размера долей в праве на жилой дом, также являются обоснованными и подлежат удовлетворению. Размеры долей в праве общей долевой собственности на измененный в результате реконструкции жилой дом, истцом рассчитаны верно.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что обжалуемое решение Гурьевского районного суда Калининградской области нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении исковых требований П.А.А. о сохранении жилого дома, расположенного по адресу: <адрес> в реконструированном виде, в состоянии, отраженном в техническом паспорте по состоянию на 30 августа 2016 года, общей площадью 249,2 кв.м и об изменении размера долей в праве общей долевой собственности на измененный в результате реконструкции жилой дом: П.А.А. с 67/100 доли в праве на 71/100 доли в праве, С.Т.А. с 33/400 доли в праве на 29/400 доли в праве, С.Н.А. с 33/400 доли в праве на 29/400 доли в праве и Л.О.А. с 33/200 доли в праве на 29/200 доли в праве.

На основании изложенного, судебная коллегия определила:

Решение Гурьевского районного суда Калининградской области от 29 апреля 2019 года отменить и вынести по делу новое решение, которым исковые требования П.А.А. удовлетворить.

Сохранить жилой дом, расположенный по адресу: <адрес> в реконструированном виде, в состоянии, отраженном в техническом паспорте по состоянию на 30 августа 2016 года, общей площадью 249,2 кв.м.

Изменить размер долей в праве общей долевой собственности на измененный в результате реконструкции жилой дом по адресу: <адрес>, общей площадью 249.2 кв.м: П.А.А. с 67/100 доли в праве на 71/100 доли в праве, С.Т.А. с 33/400 доли в праве на 29/400 доли в праве, С.Н.А. с 33/400 доли в праве на 29/400 доли в праве и Л.О.А. с 33/200 доли в праве на 29/200 доли в праве.