Репутационный вред деловой репутации организаций

Защита деловой репутации юридического лица

Единственным законодательно закреплённым видом компенсации за неимущественный вред при умалении деловой репутации лиц является компенсация морального вреда. Так, в соответствии с пунктом 5 статьи 152 ГК РФ [1] гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе требовать возмещения морального вреда. Статья 1100 ГК РФ устанавливает, что компенсация морального вреда может иметь место в других указанных в законе случаях. В свою очередь пункт 7 статьи 152 ГК РФ, устанавливает, что правила статьи 152 ГК РФ о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. Таким образом, юридическое лицо в силу закона при диффамации имеет право на компенсацию морального вреда, наряду с гражданами.

Такая возможность компенсации морального вреда в пользу юридического лица вызывает «ярые» споры среди учёных и практиков.

В. В. Витрянский полагает, что выводы, сделанные по смыслу пункта 7 статьи 152 ГК РФ, являются недоразумением [2, 626]. За невозможность компенсации морального вреда в пользу организаций также выступают многие цивилисты – А. Боннер [3, 44-48,52], В. М. Жуйков [4, 53], Н. С. Малеин [5, 32-39], А. П. Сергеев [6, 346], Т. А. Фадеев [6, 387], В. Т. Смирнов [7, 25], Ю. К. Толстой [8, 281], А. М. Эрделевский [9, 124], К. Б. Ярошенко [10, 196] и другие. Сторонники этой точки зрения отрицают возможность возникновения морального вреда у юридического лица, поскольку организация как субъект гражданских правоотношений – лицо неодушевленное, «искусственная правовая конструкция, не имеющая телесной оболочки, не обладающая сознанием и психикой» [9, 123]. Поэтому организация, ни при каких обстоятельствах не может страдать (мучиться) ни физически, ни нравственно, то есть юридическому лицу невозможно причинить моральный вред.

Иной точки зрения придерживаются М. Н. Малеина, А. В. Шачинин и другие авторы.

Они полагают, что в случае распространения сведений, порочащих деловую репутацию организации, она может заявлять иск о компенсации морального вреда по аналогии с правилами защиты деловой репутации гражданина. Так, А. В. Шачинин указывает, что установленное в пункте 7 статьи 152 ГК РФ право юридического лица на защиту деловой репутации аналогично праву на защиту деловой репутации гражданина [11, 7]. М. Н. Малеина высказывает мысль о необходимости предоставления законом «такого способа защиты, как компенсация морального вреда, в случае нарушения любых неимущественных прав юридического лица» [12, 105].

При этом сторонники компенсации морального вреда юридическому лицу подчёркивают внешнее подобие умаления деловой репутации гражданина и организации, хотя отмечают при этом, что организации неспособны испытывать нравственные и физические страдания.

Выдвигается также предложение о более широком (не только в случае распространения порочащих сведений, нарушениях неимущественных прав) применении компенсации морального вреда в пользу юридических лиц [12, 105]. По мнению В. Т. Смирнова, при умалении деловой репутации организации «моральный вред следует понимать как всякие отрицательные последствия нарушения личных неимущественных прав организации, потенциально связанные с умалением её имущественной сферы». Поэтому предлагается уточнить определение морального вреда [13, 107].

Мы же считаем, что в случае распространения ложных и порочащих сведений у юридического лица не может возникнуть право на компенсацию морального вреда, поскольку юридическое лицо не может испытывать физических и нравственных страданий.

Поэтому и нет необходимости давать более широкого толкования и применения морального вреда. Вместе с тем думается, что для полноценной защиты такого нематериального блага, как деловая репутация, недостаточным будет только возмещение имущественного вреда (убытков), поскольку при этом не будет обеспечиваться полнота возмещения всех видов вреда для организации. Ведь деловая репутация является её нематериальным благом и в случае противоправного посягательства на это благо, несомненно, возникает неимущественный вред.

Возможность возникновение неимущественного вреда у юридического лица при диффамации обоснована в определении Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» [14]. Суд указал, что отсутствие в законе прямого указания на способ защиты деловой репутации не лишает юридических лиц права требования компенсировать им убытки (в том числе нематериальные, причиненные умалением деловой репутации) или нематериальный вред, имеющий собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), вытекающее из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ).

Такая позиция Конституционного суда основана на Решении Европейского Суда по правам человека от 6 апреля 2000 года по делу «Компания Комингерсол С.А.» против Португалии» [15]. Европейский Суд пришел к выводу о том, что нельзя исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые «могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени «объективными» или «субъективными». Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании».

То есть, деловая репутация относится к нематериальным благам, возникает у юридического лица в силу его создания и является одним из условий его успешной деятельности. А в случае умаления деловой репутации юридическое лицо не лишено права на защиту нарушенного нематериального блага в виде предъявления требования возмещения нематериального вреда путем выплаты причинителем вреда денежной компенсации.

Стоит заметить, что неимущественное право организации на деловую репутацию относятся к неимущественным правам, связанными с имущественными. Следовательно, в результате посягательства на деловую репутацию возникает вред неимущественного характера, связанного с имущественным. Эта имущественная составляющая проявляется в том, что организация, кроме ущемления неимущественного блага – деловой репутации, обычно начинает терпеть имущественные потери, которые не имеют признаков имущественного вреда. Другими словами, такие объективные последствия нарушения деловой репутации могут негативно отразиться на успешной деятельности организации. Эти последствия вряд ли будут связаны с умалением только имущественной сферы юридического лица (имущественными убытками).

Например, в результате посягательства на деловую репутацию у организации снижается уровень продаж, поскольку неопределенный круг потребителей, осведомлённых о ложных и порочащих сведениях, перестаёт потреблять товары этой организации. Такие имущественные потери невозможно отнести ни к прямым, ни к косвенным убыткам. Более того, чисто с практической точки зрения невозможно будет установить связь между распространением ложных и порочащих сведений с этой имущественной потерей. Однако, в реальности такого рода имущественные потери имеют место быть и должны предполагаться. При таком понимании компенсация неимущественного вреда юридического лица фактически будет восполнять возмещение недоказуемых либо ещё не понесённых имущественных потерь юридического лица, которые не имеют признаков имущественного вреда (прямых и косвенных убытков) и причинение которых только вероятно и очевидно, но не обязательно.

Такой нематериальный вред, связанный с имущественным, мы предлагаем компенсировать посредством репутационного вреда, который можно определить как неимущественный вред, возникший в результате умаления деловой репутации только юридического лица, а не гражданина.

Понятия репутационного вреда уже встречается в практике арбитражных судов. В след за судебной практикой отдельные предложения об установлении легальной возможности компенсации юридическому лицу «репутационного вреда», в том числе путем изменения формулировки статьи 151 ГК РФ, высказываются и в научной литературе [16, 7-8]. В частности, комментируя статью 152 ГК РФ, известный адвокат Г. М. Резник пишет: «…несомненно… то, что деловой репутации юридического лица нередко причиняется вред, не связанный с прямыми убытками. В гражданском законодательстве следует предусмотреть право юридического лица на компенсацию репутационного вреда, дав ему самостоятельное определение, отличное от понятия морального вреда, причиняемого гражданину» [17].

Однако до сих пор, российскому законодательству неизвестно право на компенсацию репутационного вреда, что требует законодательного закрепления и дальнейшего развития.

Митропольский Н.С. Аспирант, кафедра гражданского права и процесса, Смоленский гуманитарный университет, адвокат Смоленской городской коллегии адвокатов № 2

Литература

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // «Российская газета» от 8 декабря 1994 г. № 238-239

  2. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. первая. М., 2001.

  3. Боннер А. Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу? // Российская юстиция. 1996. № 6.

  4. Жуйков В.М. Возмещение морального вреда. Комментарий российского законодательства. Вып. 1. М., 1995.

  5. Малеин Н.С. О моральном вреде // Государство и право. 1993. № 3.

  6. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1. 6-е изд., перераб. и доп. / отв. ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. М., 2006.

  7. Смирнов В.Т. Обязательства из причинения вреда // Правоведение. 1992. № 2.

  8. Гражданское право: Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. Ч. 1. Санкт-Петербург: ТЕИС, 1996.

  9. Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики.- 3-е изд., испр. доп. – М.: Вольтерс Клувер, 2004.

  10. Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. М.. 1995.

  11. Шачинин А. В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда. Автореф. дисс. Канд. Юр. Наук. М., 1995.

  12. Малеина М. Нематериальные блага и перспективы их развития // Закон. 1995. № 10.

  13. Обсуждение Основ гражданского законодательства. «Круглый стол» журнала «Правоведение». Часть 2. – Правоведение, 1992, № 2.

  14. Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» // «Вестник Конституционного Суда Российской Федерации», 2004 г., № 3

  15. Решение Европейского Суда по правам человека от 6 апреля 2000 года по делу «Компания Комингерсол С.А.» против Португалии» // Вестник ВАС РФ. 2001. № 2.

  16. Дьяченко Е.М. Деловая репутация юридических лиц. // Автореф. дис. … к.ю.н. Краснодар, 2005.

  17. Комментарий к статье 152 ГК РФ дан в Комментарии Гражданского кодекса РФ: В 3 т. Т. 1. 3-е изд., перераб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина). – «Юрайт-Издат», 2006 г. / Система «ГАРАНТ»